<a href="/10-dostoprimechatelnosti.html"><b>Достопримечательности</b></a><p>Все исторические достопримечательности Навои сосредоточены не на территории города, а за его пределами</p> <a href="/1-post.html"><b>О хокимияте</b></a><p>О структуре, функций, прав и полномочий ...</p> <a href="/o-xokimiyate/meropriyaty/"><b>Мероприятии, брифинги, семинары</b></a><p>Проведенные мероприятии, брифинги, семинары, конференци, совещании</p> <a href="/17-promyshlennost-i-stroitelstvo.html"><b>Промышленность и строительство</b></a><p>Навои - является ведущим промышленным центром Узбекистана. Здесь построена Навоинский горно-металлургический ...</p> <a href="/novosti/"><b>Новости города</b></a><p>Новости и все что касаюшийся города</p>

КТО БЫЛ ПОДЛИННЫМ АРХИТЕКТОРОМ ГОРОДА НАВОИ?

10.09.14 О Навои  
КТО БЫЛ ПОДЛИННЫМ АРХИТЕКТОРОМ ГОРОДА НАВОИ?
Мы идем рядом с генералом армии Комаровским. Он прилетел из Москвы осмотреть рудники Учкудука, а также строительство завода и города Навои. Зарапетян ведет его во второй квартал, где рядом стоят неуклюжие, странной архитектуры двухэтажные дома, сложенные из кирпича-сырца.
Зарапетян размахивает руками, горячится:
- Вот полюбуйтесь Александр Николаевич! Разве ж это дома?
Я познакомился с Комаровским только что. Зарапетян знает его еще с тридцатых годов, со строительства канала Москва-Волга, Комаровский был там заместителем начальника работ Южного района, а Зарап – комсомольским секретарем.
- Это не дома, - рубит воздух правая рука директора, - это собачьи будки! В каждой квартире двенадцать дверей. Одной столярки не настрогаешь!
- Зарап Петросович, а кто запроектировал такое?- спрашивает генерал, расстегивая длиннополую шинель, вытирая платком по со лба.
- Институт «Гипрогор». По –моему, проект никуда не годится, нам вручили старые типовые дома, срамота какая-то.
- А что скажет ГИП? – Комаровский поворачивается ко мне.
Вся свита, нас сопровождающая, человек пятнадцать, - тут и строители, и сантехники, и электрики, и партийные руководители всех рангов, - все смотрят на меня.
- Видите ли, Александр Николаевич, - проектанты «Гипрогора» предусмотрели застройку города в таком жарком климате одно-и двухэтажными невысокими домиками, чтобы их можно было быстро укрыть от солнца листвой садов и парков. Проектам предусмотрено, что каждая семья возле своего дома будет иметь небольшой участок земли орошаемый арыком. Каждая семья сможет завести свой садик или обзавестись огородом. В перголах (зеленых беседках – Л.В.), увитых лианами дикорастущих или вьющихся роз, каждая семья получит возможность пить чай под открытым небом…
Свита настороженно слушает меня. Комаровский внимательно смотрит на чертеж генплана, который я развернул перед на планшетке.
- А коммуникации? – нетерпеливо восклицают Зарапетян. – Они растянутся на сотни километров, водоводы, канализационные коллекторы, электросети. Одноэтажный горд расползется по всему зарафшанскому оазису. Ни совхозу «Нарпай», ни хлопкоробам не останется земель.
- Это верно, -отвечаю я и, глядя на Комаровского, продолжаю: - Зарап Петросович – сторонник высотной застройки, использования новых прогрессивных технологий и материалов при возведении жилья. Но проект «Гипрогора» утвержден. Он уже выполняется. Я согласен, что из кирпича-сырца россыпью мы будем строить город долго и непроизводительно, хотя уже сегодня испытываем острый дефицит жилой площади. Значит, не прерывая строительства, нужно пересмотреть концепцию проекта «Гипрогора». Но я обязан отметить, что этот проект одобряет сам Александр Васильевич Коротков – начальник управления капитального строительства минсредмаша, а он-то архитектор опытный и влиятельный.
В разговор вступает Ефим Менделеевич Маламуд:
- С этими домишками мы будем плестись, как черепаха, и как бы ни старались, отстанем от сооружения завода и базы стройиндустрии. Если мы примем проект «Гипрогора», то в результате получим плоский, приземленный городок, вроде старой глинобитной Карманы. Проект морально устарел. С другой стороны, Котенко прав, -каждому хочется иметь свой садик и огородик.
Я вижу, что Комаровскому не нравятся «собачьи будки», он не одобряет проекта «Гипрогора». Вечером генерал позвонил в Москву Ефиму Павловичу Славскому. Министр через три дня велел пересмотреть генплан города, поручив эту работу группе ленинградских архитекторов института ВНИИПИЭТ, директором которого был в те годы Гутов. Этот коллектив создал перед  этим под Новосибирским знаменитый Академгородок Сибирского отделения Академии наук.
По настоянию Зарапетяна город Навои после визита А.Н.Комароского обрел второе дыхание, был фактически заново рожден.
Ленинградские зодчие за разработку нового генплана города удостоены, как известно, в 1969 году Государственной премии СССР. Проект и макет города отмечены также премиями других государств.
Вспоминая давний визит генерала Комаровского, я задаю себе вопрос: кто все-таки был подлинным архитектором Навои? И отвечаю утвердительно, не сомневаясь ни на минуту. Конечно, Зарапетян! Ведь если бы не его горячий протест по поводу проекта «Гипрогора», Навои мог бы стать обыкновенным, ничем не примечательным городом. Таким, как многое другие. 
Это признавали и мои друзья-архитекторы.
 Из книги Л.Ветштейна «Урановый король»


Если Вы обнаружили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter для отправки уведомления администратору сайта.

ссылки на сайты предпринимательской деятельности
популярные новости
Ссылки на гос. органы
Интерактив хизматлар хакида эшитганмисиз ва улардан фойдаланганмисиз?

Ха, фойдаланганман
Йук, улар хакида эшитмаганман
Нима у?
Ушбу хизматларни хаётга кенгрок татбик этишса
Интернетдан фойдаланмайман

При копировании материала с сайта индексируемая гиперссылка обязательна!